Восход «Меркурия». Как будет работать система ветеринарной сертификации

Новая система ветеринарной сертификации, которая должна стать обязательной с 1 января, на этапе тестирования вызывает ряд вопросов у экспертов и представителей отрасли.

С 1 января 2018 года в России должны исчезнуть ветеринарные свидетельства в бумажном виде. На смену им придет электронная система «Меркурий», разработанная Россельхознадзором. Предполагается, что в нее будут внесены все данные о продукте: от выращивания животных до розничной реализации продукции. И все бы хорошо, если бы новая система не имела существенных недостатков.

Для того чтобы разобраться, действительно ли теперь потребитель увидит перемещение продукции от поля до прилавка, на что повлияет новая система и сколько после её внедрения будет стоить «молочка», корреспондент АиФ.ru отправился на подмосковный завод по производству молочной продукции, на котором эта система заработала в тестовом режиме.

Бессвязное молоко

Первая цепь производства — приемка сырого молока от фермерских хозяйств. На предприятие приходит около 800 тонн молока в сутки. Сотрудники завода должны проверить ветеринарные свидетельства сырья, принять или отказаться от него и отправить в лабораторию для проведения оценки потребительских свойств продукта. Тестирование «Меркурия» на этом этапе показало первую проблему. Дело в том, что до появления новой системы каждое хозяйство предоставляло на завод ветеринарное свидетельство о том, что продукция безопасна, на бумаге. Теперь же, пока подобной информации не будет в Сети, фуру с молоком принимать нельзя.

Можно ли заразиться через молоко?

«Но дело в том, что у многих хозяйств даже нет интернета. Или он очень плохо ловит. А без него в систему ничего не записать. А значит, тонны молока могут пропасть: завод не в праве принять его, пока в системе не появится информация», — говорит председатель правления Национального союза производителей молока «Союзмолоко» Андрей Даниленко.

Ждать, пока информация появится в системе, после того как фура с молоком уже пришла, оператор завода может всего 2-3 часа. Больше нет смысла. Молоко пропадет.

«Для детского питания срок годности сырого молока — 24 часа, для взрослого — 36 часов. С учетом дойки и логистики (а это минимум 5 часов) на всю техническую часть у нас просто не останется времени, — рассказывает менеджер по качеству Наталья Родина. — А значит, даже если у фермера все нормально с документами, но система просто не грузит их из-за плохой связи, мы вынуждены отказаться от молока. А фермер — либо его перепродать мелким „лавочкам“ (которые не работают с системой, — Ред.), либо просто вылить в помойку».

По словам Натальи, пока к «Меркурию» подключились в тестовом режиме меньше половины хозяйств, поставляющих им молоко.

«И это только на данном заводе. Больше половины хозяйств, мелких магазинов, торгующих „молочкой“, лавочек с мороженым и пр. пока даже не слышали о новой системе. А значит, мы можем столкнуться с тем, что с полок пропадет привычная продукция, — продолжает Даниленко. — Поэтому разумно внедрять систему поэтапно, чтобы хозяйства смогли подготовиться и хотя бы настроить бесперебойную связь».

Вопрос цены

Еще одна проблема, с которой могут столкнуться предприятия, — нехватка кадров. Для работы по новой системе нужно будет вносить информацию, например, об отправке каждой партии йогурта в отдельную торговую точку вручную.

«Во-первых, для этого нужно будет закупить дополнительное оборудование. Во-вторых, нужно нанять людей. А значит, все это выльется в повышение конечной себестоимости продукции. — говорит Андрей Даниленко. — Кроме того, для отправки продукции в крупные торговые сети нужны круглосуточные дежурства, ведь некоторые отгружают и ночью».

Например, завод отправляет порядка 8 машин с разными видами йогуртов в крупные гипермаркеты. В одной машине порядка 1000 заказов.

«Каждый (из заказов) нужно вбить вручную. На это уходит минимум 1 минута. Это 1000 минут или 350 человекочасов на одну машину. А держать ее больше часа мы не можем, но и без этих данных машину не отправить. Инспекторы ГАИ ее могут остановить и посчитать содержимое нелегальной продукцией. Тут как быть?» — удивляется директор по связям с государственными органами крупного производителя молочной продукции Татьяна Ткаченко.

Пейте, дети, молоко. 8 главных мифов о молочных продуктах

По расчетам организации «Союзмолоко», для комплекса из условного предприятия мощностью 140 тонн готовой продукции в сутки и склада готовой продукции мощностью 750 тонн с ежедневными отгрузками в 140 тонн внедрение системы потребует инвестиций в 140 млн рублей и ежегодных операционных расходов на уровне 139 млн рублей. А это увеличивает себестоимость продукции на 3,7 рубля за каждый килограмм. При этом повышение розничных цен специалисты прогнозируют на сумму 4,6 рубля за килограмм, то есть почти на 10%.

Впрочем, разработчики системы — Россельхознадзор — с негативными прогнозами не соглашаются.

«Это точно не увеличит цену на молочную продукцию на 10%, как сегодня прогнозируют. Ведь отказ от бумаги сэкономит деньги государства, которое выпускало до этого сертификаты за свой счет. Кроме того, теперь не придется платить за получение сертификатов и самим предприятиям. Все будет отражено в системе бесплатно. Кроме того, будут предусмотрены форс-мажоры на случай отключения интернета. Тогда мы допускаем, что какой-то период времени предприятие может работать в бумажном режиме», — говорит официальный представитель ведомства Юлия Мелано.

Системе не до жиру

По словам экспертов, даже если система заработает, на фальсификат она никак не повлияет. Дело в том, что ни антибиотики, ни количество жира и белка — именно они являются индикатором фальсификата — система не учитывает. В нее вводится только количество сырья.

«Надзорные органы предполагают, что, зная количество сырья, они поймут, сколько из него можно сделать продукции. Но не учитывают рецептур того или иного продукта. Из тонны молока получается больший вес продукта (например, йогурта с ягодами). Бывает и в обратную сторону: из трех-четырех тонн молока выходит лишь тонна творога», — рассказывает директор по техрегулированию предприятия Юлия Елисеева.

Более того, по словам Елисеевой, выход продукции летом и зимой отличается. «В разное время года белок имеет свойство меняться. А значит, из тонны молока мы уже приготовим другое количество продукции. Система этого не учитывает», — добавляет эксперт.

«Единственный вариант сдержать цены на „молочку“ в будущем году и не дать появиться на этом фоне фальсификату — это отсрочить работу системы в обязательном порядке и дать отработать в тестовом режиме, — считает Даниленко. — Иначе либо мы останемся без „молочки“ вообще, либо будем ее покупать за бешеные деньги, либо потребители станут выбирать дешевую продукцию с заменителями молочного жира».

Как не отравиться? Выбираем качественные молочные продукты

Страсти по «Меркурию»

В свою очередь, специалисты Россельхознадзора подчеркивают, что «Меркурий» разрабатывался около трех лет и за это время тоже учитывались «за» и «против», а также пожелания к системе. При этом в ведомстве согласны, что, работая в тестовом режиме, «Меркурий» не полностью демонстрирует свои возможности. Однако акцентируют внимание и на тех «дырах», что существуют сегодня в сертификации и которые как раз должен закрыть «Меркурий» своим запуском.

«При поставках молока на предприятие автоматически будет видно, в каком объеме и из какого пастбища завезена эта продукция. Внутри же предприятия по выращиванию скота выстроится четкая система контроля, которая будет показывать, на каком этапе антибиотики применялись, сколько дней после этого животные были в карантине», — говорит Мелано.

Инициаторы запуска «Меркурия» согласны с опасениями экспертов о том, что для работы с системой потребуются определенные затраты. Но организационные выгоды, по их мнению, должны превысить минусы. Так, Мелано привела пример одного из предприятий Тюменской области, на котором была зарегистрирована вспышка африканской чумы свиней. Месяц компания скрывала, что у нее падает поголовье.

«При этом они все равно реализовывали свое сырье и отправляли его на два комплекса по переработке и производству. Там же из этого мяса делали разного рода полуфабрикаты, которые ушли в различные торговые точки этого региона и двух соседних, — рассказывает Мелано. — И из-за того, что сегодня отсутствует ветсертификация готовой продукции, мы даже не знаем, какая торговая точка торгует пельменями из этого мяса. В этой ситуации помогла бы как раз электронная система: мы бы смогли быстро предупредить магазины и изъять зараженную продукцию. И благо, что данная продукция не несет риск для человека», — говорит Мелано.

Источник

About the author

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.